Петроглифы Шолакжидели

Петроглифы Шолакжидели

Ущелье Шолакжидели находится в Жамбылской области, Шуйском районе, в 5 км к востоку от ст. Хантау, на западном склоне гор Хантау. Невысокие горы Хантау и Жамбыл образуют северную оконечность Чу-Илийского хребта.

Географическое положение этого района, окруженного с запада, севера и востока труднопроходимыми пустынями Мойынкум, Бетпакдала и Таукум, определило его особое значение в системе межрегиональных коммуникаций, культурных, экономических, политических связей и отношений, которое сохранялось за ним на протяжении более трех тысячелетий. В разные исторические времена здесь сходились пути, соединявшие страны Восточной Европы и Западной Сибири, Средней Азии, Внутреннего Тянь-Шаня и Китая. Вплоть до середины XIX в. в горных долинах Хантау останавливались для отдыха торговые караваны из Бухары и Ташкента, прежде чем продолжить свой путь через пустыню к берегам Балхаша и далее – к Иртышу и Тоболу. Отсюда к Волге через Казахскую степь вела в XVII – середине XVIII в. главная стратегическая магистраль – Большая Калмыцкая дорога, соединявшая кочевую ставку (ургу) правителей Джунгарского ханства и Тибет с волжскими калмыками. О значении этого района Семиречья в древние эпохи свидетельствуют археологические памятники Хантау. 

Археологические памятники Хантау изучены фрагментарно. Некоторые из них, включая петроглифы, были открыты в 1970-1980-х гг. геологами А.Г. Медоевым, В.И. Волобуевым, историками и краеведами С. Жолдасбаевым, К. Байбосыновым. Раскопки проводились археологом Р. Б. Исмагиловым лишь на могильнике эпохи бронзы Кожабала. Наиболее исследованным видом памятников остаются наскальные изображения. В 1994 г. петроглифы ущелья Шолакжидели обследованы Французскоказахстанской экспедицией (А.-П. Франкфор, З. Самашев). В 2007 и 2009 гг. археологическую разведку в горах Хантау и документирование петроглифов ущелья Шолакжидели выполняла экспедиция КазНИИ ПКНН; составлена карта обследованного района, индексированная панорама каньона Шолакжидели, выполнена полная фотофиксация плоскостей с петроглифами, сделаны контактные копии некоторых из них. 

Хантау представляет собой крупный горный массив, сложенный преимущественно гранитами и эффузивными породами. На юго-западном склоне выделяется несколько долин, пересекающих хребет параллельно друг другу в широтном направлении. Наиболее крупные из них – Сункарсай, Улькенталды, Шолакжидели и Теректы, – начинаясь широкими водосборными воронками, образуют в своих устьях глубокие и узкие ущелья, служившие идеальной средой для организации галерей наскальных рисунков. Как правило, в верхней части долин у истоков небольших рек и родников находятся стоянки неолитического времени и более поздних эпох, включая средние века; частые находки на них станковой орнаментированной посуды говорят о тесных связях кочевников IX-XII вв. с оседлыми поселениями и городами Чуйской долины. В предгорной зоне располагаются небольшие группы курганов ранних и средневековых кочевников, но самые крупные некрополи сосредоточены у южных предгорий горы Сункар. Вдоль цепочек курганов выстроены в линию группы поминальных оград, сложенных из семи-восьми крупных камней. По виду эти курганные могильники с оградами напоминают памятники Горного Алтая, относящиеся к пазырыкской культуре скифского времени.  На возвышенных межгорных участках встречаются ритуальные древнетюркские каменные оградки и изваяния.

Древнейшим исследованным памятником Хантау является могильник Кожабала на северовосточном склоне горы Сункар. Здесь насчитывается около 150 погребальных сооружений, представленных каменными ящиками в оградах прямоугольной или округлой формы; в раскопанных могилах обнаружены остатки кремации и трупоположения в сопровождении орнаментированной посуды и бронзовых украшений (браслеты, подвески, бусы). Могильник датируется XIII в. до н. э. и относится к смешанному типу памятников андроновской культурно-исторической общности, распространенному в южной части Сарыарки и Западном Семиречье. Подобно некоторым другим могильникам эпохи бронзы Чу-Илийских гор (Тамгалы I, Ой-Джайляу III), некрополь Кожабала фиксирует путь продвижения в последней трети II тыс. до н. э. степных племен Центрального Казахстана к предгорьям Тянь-Шаня. 

Самые древние петроглифы в горных долинах Хантау датируются эпохой бронзы. Среди них встречаются гравюры, по репертуару и стилю более типичные для наскального искусства Северного Прибалхашья; выделяются также петроглифы поздней бронзы, распространенные в других районах Семиречья. Наиболее яркие петроглифы Хантау представлены гравюрами середины I тыс. до н. э., многие из которых уникальны или относятся к числу редких, специфичных для Чу-Илийских гор, образцов наскального искусства эпохи ранних кочевников. 

Самым крупным известным местонахождением петроглифов Хантау является Шолакжидели. Основная часть гравюр сосредоточена на правом склоне небольшого скального каньона в устье долины. Скальный массив образован чередующимися рядами эрозионных террас в виде высоких ступеней, отчего весь каньон напоминает зал античного театра. Все скалы покрыты «пустынным загаром», но наилучшими качествами для изобразительной деятельности обладали горизонтальные поверхности, на которых выбита подавляющая часть петроглифов. Поэтому видеть наскальные рисунки можно лишь, поднимаясь по склону или стоя у края уступа. Эта особенность наскальной галереи Шолакжидели отличает ее от всех других известных памятников Хантау и Чу-Илийских гор.  

На скалах каньона представлены петроглифы эпохи бронзы и раннего железного века, причем древнейшие рисунки занимают лишь несколько широких плоскостей; остальные поверхности использовались художниками сакской эпохи. Средневековых петроглифов и подновлений древних рисунков мало, поэтому большинство ранних гравюр хорошо сохранилось. Всего здесь насчитывается около 2000 петроглифов. 

К эпохе бронзы относятся композиции с изображениями лошадей, быков, верблюдов, а также колесницы; двухколесная повозка показана схематично, без упряжных животных. По стилистическим особенностям они слабо различаются и, по-видимому, создавались в течение одного периода. Среди них имеются несколько искусно выполненных рисунков, но тематически композиции этого времени довольно однообразны. Выделяется сцена противоборства двух вставших на дыбы жеребцов, размещенная на верхнем ярусе скал каньона. 

Петроглифы сакского времени преобладают на скалах каньона и зачастую выбиты на тех же плоскостях, а в ряде случаев перекрывают рисунки эпохи бронзы. Но в целом этот пласт петроглифов неоднороден, и здесь выделяются ранние и поздние серии изображений, также перекрывающие друг друга в составе многих композиций. Гравюры в раннесакском зверином стиле характеризуются своеобразной манерой изображения диких животных – травоядных и хищников. Однако основной фон галереи создают петроглифы иной изобразительной традиции, в которой присутствуют некоторые черты звериного стиля, но утрачивается присущая раннесакскому искусству пластика, и заметно преобладают декоративные элементы. Серия контурных изображений животных, корпус которых заполняют всевозможные линии, волюты и прочие орнаментальные фигуры, доминирует на главных панно каньона. Ажурные фигуры животных здесь грубо перекрывают гравюры художников эпохи бронзы и сакского периода, утверждая своим присутствием смену художественных традиций во второй половине I тыс. до н. э. Среди них выделяется уникальное изображение оленя с древовидными рогами, на спине которого показаны фигуры, напоминающие крылья. В целом эта серия петроглифов находит аналогии далеко на северо-востоке, в искусстве тагарских племен Среднего Енисея и пазырыкской культуры Алтая, а также среди наскальных изображений некоторых других памятников Чу-Илийских гор (Аныракай, Тамгалы) и в Прииссыккулье (Чолпон-Ата). При этом петроглифы Шолакжидели составляют в Чу-Илийских горах самую крупную серию рисунков данного типа и отличаются некоторым своеобразием. В составе петроглифов этой серии встречены тамгообразные знаки двух видов, известные и в других местонахождениях петроглифов Центральной Азии – на Алтае, в Туве и Монголии. 

Еще одну редкую категорию гравюр образуют изображения зеркал. Зеркала-петроглифы в настоящее время обнаружены в нескольких пунктах, рассредоточенных на всем протяжении Чу-Илийских гор от Кулжабасы на юге до Хантау на севере. В Шолакжидели пять зеркал с прямой выступающей ручкой изображены вместе на одной плоскости; четыре из них тщательно выполнены с соблюдением пропорций, формы и размеров реальных предметов. Сопоставление их с датированными артефактами позволяет определить вероятный возраст петроглифов и рассматривать их как индикаторы историко-культурных контактов ранних кочевников Семиречья. Примечательно, что изображения зеркал не встречаются, например, в Джунгарском Алатау. В то же время единичные наскальные изображения зеркал с выступающей ручкой зафиксированы на памятниках Горного Алтая (Калбак-Таш). Таким образом, зеркала-петроглифы наряду с другими находками и памятниками Чу-Илийских гор отражают особую историческую значимость этого географического района в системе древних коммуникаций, пролегавших через Западное Семиречье. 

Петроглифы нового времени – родовые тамги казахов Старшего жуза племени дулат – выявлены в ущельях Шолакжидели и Жидели вблизи нескольких стоянок последней трети XIX в. Как и в других районах Семиречья, в условиях земельной тесноты эти знаки удостоверяли права родовой собственности на наиболее удобные по месторасположению зимние стоянки кочевников.

Какова ваша реакция?

like
3
dislike
0
love
2
funny
1
angry
0
sad
0
wow
2