Петроглифы Басбатыр

Петроглифы Басбатыр

Наскальное искусство обращается к нашему и будущим поколениям, практически не изменив своего облика, лишь немного покрывшись пустынным загаром, тем самым, все органичнее сливаясь с природным ландшафтом. Петроглифы остаются над поверхностью земли, как бы подчеркивая отсутствие «этических» запретов на их изучение, возможно налагаемых природой или неким жрецом. Некоторые комплексы смогли вобрать в свой ландшафт шедевры нескольких исторических эпох, и это в полной мере относится к небольшому, но очень яркому памятнику наскального искусства – Басбатыру.

Местность Басбатыр, расположенная к юго-западу от современного аула Таргап, является в полном смысле сакральной для казахского народа. В переломный момент казахско-джунгарских войн (1729), Шапырашты Наурызбай батыр именно здесь был выбран полководцем и, как утверждают исторические свидетельства, на следующее утро после избрания поставил шатер у северного склона горы Дегерес. Место, где стоял шатер, с тех пор называется Басбатыр. судя по относительно большому количеству петроглифов, относящихся к ранним эпохам, эта сопка выделялась среди остального ландшафта и в предыдущие исторические периоды. Возможно, что выбор места для шатра казахского батыра был определен, в том числе и историко-культурным фоном Басбатыра, в первую очередь древними петроглифами. Если история местности последних 5-6 столетий хорошо реконструируется, в том числе по анализу топонимики или по источникам, то знания о более ранних периодах только начинают вводиться в оборот, основываясь на изучении наскального искусства.

Басбатыр, как памятник наскального искусства, был открыт несколько лет назад известным ученым-биологом и путешественником а. Б. Жданко. Было оценено значение наскального искусства объекта, уникальность культурного ландшафта, произведена первичная документация, и историческая интерпретация полученного материала. Изучение петроглифов Басбатыра, может стать примером проведения исторических исследований, не связанных с проведением раскопок и разрушением памятников. Итогом исследований должна стать популяризация наследия – проведение экскурсий для подготовленных туристов, тем более что расположение памятника удобно для организации посещения небольшими группами. Петроглифы Басбатыра дополняют представления о петроглифах и культурных ландшафтах Тамгалы, а также полнее презентуют культурное наследие Жамбылского района алматинской области, не только как земли батыров и акынов, но и как одного из регионов Центральной Азии, насыщенных памятниками наскального искусства.

Басбатыр входит в важнейший историко-культурный регион Жетысу, который за несколько столетий до казахско-джунгарских войн, получил историческое название Козыбасы. считается, что именно здесь в 1465-1466 годах создавалось казахское ханство, формировавшееся в местности, называемой в источниках Чу-козыбасы. небольшая гора Козыбасы к юго-западу от Таргапа сохранила средневековый топоним вместе с двумя другими, соседними: Басбатыр и Дегерес, которые входят в горную гряду, протянувшуюся с востока на запад на несколько десятков километров. Гора Басбатыр, отмеченная множеством шедевров наскального искусства и другими памятниками, с древних времен занимала особое место в понимании ландшафта, как важнейшего посредника в жизни природы и общества. Для архаического мышления пространственная модель была выражением совокупности представлений о  мире. Пространство мифологизировалось, различные его  зоны  воспринимались  неравнозначно  с  точки зрения  ценностных  характеристик.

Именно здесь проходила одна из коротких дорог, связывавшая через перевал горную часть Чуйской и Илийскую долины. Гора возвышается над равниной долины реки Копы, с нее открывается вид на десятки километров на север, запад и восток. Именно благодаря выгодному стратегическому расположению местность была выбрана казахами как ключевая для активной борьбы против джунгарских племен в XVIII веке. Полученные в результате предварительных исследований петроглифов Басбатыра данные по его историко-археологическому комплексу привели к заключению о том, что местность особенно активно использовалась в раннем железном веке. Имеются и более поздние средневековые изображения, а также ряд изображений нового времени. Наиболее древняя часть памятника – небольшая сопка, расположенная ближе к западной оконечности гряды Басбатыра, на которой обнаружены петроглифы эпохи поздней бронзы. Отдельные изображения этого времени имеются и на других сопках гряды. Петроглифы раннего железного века являются наиболее распространенными, значительная их часть уникальна, в первую очередь благодаря своим размерам. Есть единичные аналогии уникальным изображениям из Ешкиольмеса, воспроизводящим сюжеты сакской мифологии. Уникальным изображением периода поздней бронзы является изображение «солнцеголового» божества.

Тот факт, что практически в каждом хронологическом пласте имеются уникальные изображения, свидетельствует о ценности памятника, о важном значении местности и дороги, по ней проходящей, в мировоззрении древнего и средневекового населения. Общее количество плоскостей с петроглифами – около 150-ти. Подавляющее большинство изображений выбито на крупнозернистой поверхности скал с неровными сколами-поверхностями местной гранитоидной породы, с неравномерной патинизацией. к наиболее ярким петроглифам Басбатыра в первую очередь можно отнести уже упомянутое изображение «солнцеголового» божества. Антропоморфное изображение с лучами, высотой около 15 см, прочерчено в технике граффити в эпоху поздней бронзы. В аналогичной манере создано изображение «верблюда», которого божество «ведет в поводу». Методика нанесения рисунка на каменную поверхность, а также расходящиеся во все стороны волосы-лучи наводят на однозначные аналогии с изображением «солнцеголового» колесничего из Ешкиольмеса, ставшего уже каноничным. Характерно, что антропоморфное «солнцеголовое» божество из Басбатыра «ведет в поводу» копытное животное, тем самым, представая в определенной мере в новом образе, возможно, некоего верховного покровителя караванных путей. Датировка сюжета может быть отнесена к тому времени, когда так называемые «солнцеголовые» еще не потеряли своего значения как некого универсального верховного божества, способного покровительствовать различным природным стихиям, общественным сферам, занятиям. Изображение «солнцеголового» выбито достаточно грубо, на «скорую руку» впрочем, аналогичная небрежность отмечается и в других изображениях эпохи бронзы.

 Изображения аналогичных колесниц достаточно часты в регионе Жетысу, обычно они датируются эпохой поздней бронзы, однако данное изображение, по мнению археологов, датируется периодом второй четверти – середины второго тысячелетия до н.э. небольшое количество изображений эпохи поздней бронзы имеют явные аналогии с ешкиольмесскими, например, копыта животных выбиты как небольшие круглые лунки. На центральном местонахождении петроглифов имеется изображения солярного знака, видимо не случайно выбитого на месте фаллоса крупного, но схематичного изображения архара. Кроме изображения «солнцеголового» на скалах Басбатыра в позднюю бронзу было оставлено еще несколько знаковых изображений, маркирующих его культурный ландшафт: колесницы, зеркала, а также несколько сложных композиций с участием животных. Изображения колесниц в подобной манере встречаются в Жетысу достаточно часто, например, на плато Асы.

Тем самым, в эпоху поздней бронзы здесь мог располагаться небольшой храм под открытым небом, устроенный в укрытии у водного источника, где путник мог отдохнуть в длительном и небезопасном пути. В те времена человек был один на один с силами природы; и выбивке символов, реалий и сюжетов, имевших охранительные функции, уделялось огромное внимание. В раннем железном веке человек уже лучше контролировал свои взаимоотношения с внешними силами природы. С изменением жизненного уклада меняется и внутреннее содержание петроглифов. Изображения этого периода интерпретированы еще не достаточно глубоко. Небольшое по размеру изображение грифа находит аналогии в искусстве Ешкиольмеса. крупные изображения высотой от 0,8 до 1,7 м находят аналогии с петроглифами Усека. в обоих случаях датировка изображений совпадает с начальным этапом сакского периода (VII-VI вв. до н.э). Значительное количество и, главное, репертуар изображений свидетельствуют о возрастании роли «святилища» в сакское время. Способствовало ли этому стратегическое положение местности или здесь регулярно совершались сезонные перекочевки, пока трудно сказать. Изображения этого времени: рисунок архара размерами 1,7х1,6 м на наклонном камне, а также архар с закрученными рогами на горизонтальной поверхности камня, с которого открывается вид на ущелье и сопку Бесбатыр. есть и другие почти «полноразмерные» изображения идущих (спускающихся вниз) архаров на вертикальных участках скал.

Обнаружены достаточно крупные изображения фантастических животных, в частности, контурный рисунок пятнистого хищника семейства кошачьих с длинным хвостом и собачьей мордой. Более детальное изучение наскального искусства Бесбатыра, его археологического наследия, поможет уточнить хронологию его основных сюжетов, по-видимому, местность использовалась под «галерею» на протяжении поздней бронзы, так называемого сакского этапа раннего железного века и переходного этапа между ними практически непрерывно. Явные аналогии изображениям Бесбатыра поздней бронзы и раннего этапа раннего железного века могут указывать на основные маршруты передвижения населения, постоянные связи между группами. От позднего этапа раннего железного века, а также от раннесредневекового периода остались многочисленные небольшого размера и весьма схематично выбитые изображения горных козлов. Видимо, опять произошла смена концепции соотношения изображения и ландшафта. Традиция выбивки образа козла, архара, барана продолжала существовать, однако большее значение приобрело количество рисунков, нежели качество и размеры изображений, своеобразное «вырождение» звериного  стиля, при сохранении основ мировоззрения. Несколько интересных наскальных рисунков в Басбатыре было оставлено в последние несколько столетий. Очевидно, что произведения этого времени отражали наиболее общие представления о жизни традиционного общества.

Художник XVII-XVIII веков оставил на этих скалах  картинки, наиболее характерные для своего времени. Они располагали их рядом с плоскостями, содержащими древние изображения, часто подновляя или творчески дополняя их. В настоящее время наскальное искусство становится все более «актуализированной» и востребованной частью культурного наследия. Это связано с тем, что интерпретация образов петроглифов доступнее для постоянно увеличивающегося числа специалистов и любителей, чем ведение лицензированных раскопок, и, возможно, поэтому обладает большей степенью объективности. Скалы Басбатыра хранят бесценное наследие многих веков и тысячелетий. Памятник уникален своим местонахождением, в прежние времена – на перекрестке путей, идущих вдоль гор в проходные ущелья, а в настоящее время – вблизи от оживленной трассы Алматы-Бишкек у мемориала Наурызбай батыру. Близкие аналогии изображениям Басбатыра имеются в восточном Жетысу на памятниках Ешкиольмес недалеко от Талдыкоргана и Усек поблизости от Жаркента, а также на скалах северного побережья оз. Иссык-куль, в частности, на памятнике Орнек.

Тем самым, наскальное искусство Басбатыра географически занимает промежуточное положение между этими микрорегионами, по-видимому, маркируя один из маршрутов, соединявших эти места в бронзовый и ранний железный век. Наскальные рисунки, оставленные у участка, удобного для отдыха на древнем пути, сделали этот ландшафт уникальным с точки зрения его историко-культурной составляющей. Более того, события, произошедшие здесь в период казахско-джунгарских войн, надежно утвердивших Наурызбай батыра среди важнейших исторических личностей, внесших решающий вклад в победу над джунгарами, сделали этот культурный ландшафт в полном смысле уникальным, наряду с Ордабасы, Аныракаем, другими местами воинской доблести Жетысу.

Какова ваша реакция?

like
3
dislike
0
love
2
funny
0
angry
0
sad
0
wow
2