Комплекс Акыртас

Комплекс Акыртас

Акыртас – один из наиболее загадочных памятников, расположенный на территории Таласской долины Казахстана в 40 км восточнее города Тараза, в 6 км южнее ж/д ст. Акчулак, у подножия северных склонов Кыргызского Алатау. Он находится на трассе Великого Шелкового пути, на участке Чанань-Тянь-Шаньского коридора. Существуют мнения, что остатки этого грандиозного недостроенного каменного сооружения могут быть военной крепостью, несторианским монастырем, караван-сараем, дворцом.

Комплекс памятников, относящихся к разным хронологическим периодам, состоит из могильника, насчитывающего пять сакских или усуньских курганов V‑III вв. до н.э., остатков недостроенной постройки из каменных блоков. К комплексу относятся караван-сарай VIII‑X вв. и караван-сарай X – начала XIII в., расположенные в 1 км юго-восточнее дворца. В 50 м от каменной постройки расположены остатки каравансарая XIII‑XIV вв. и примыкающая к нему застройка. Прослежена система водоснабжения: два водохранилища и разветвленная система водопроводов из глиняных труб, которые берут начало в родниковых ущельях Узунбулак и Сасузек. В 200‑250 м юго-восточнее постройки из камня на восточном склоне горы Кызылтас находятся карьеры по добыче камня – красного песчаника для постройки дворца и группа карьеров ‑ выше по склону ущелья Узунбулак. На северном склоне горы Кызылтас обнаружены остатки карьера, где добывали глину для изготовления жженых кирпичей. На самой восточной точке горы Кызылтас обнаружены остатки караульной башни, сложенной из камня.

Центром комплекса Акыртас является незавершенная постройка из красных каменных блоков. Комплекс привлекает внимание своей монументальностью, четким прямоугольным планом и мощными крепостными стенами с круглыми башнями по углам, а также красным цветом каменных блоков, выделяющихся на фоне весенней зелени или желтой выгоревшей травы летом и осенью. Не случайно, еще в начале XIII в. на Акыртас обратил внимание даосский монах Чань-Чунь. Он принадлежал к «Северной даосской школе ордена Золотой лотос». Его адепты занимались поисками в духовном мире «философского камня» и средства обретения бессмертия. Легенда о том, что даосам известны секреты бессмертия, была популярна в самом Китае и за его пределами. Поэтому Чингисхан пригласил Чань-Чуня к себе в ставку в завоеванных землях. В сопровождении военного эскорта монголов и в обществе 19 своих учеников осенью 1220 г. Чань-Чунь отправился в путь и прибыл в сентябре 1222 г. в ставку Чингисхана в Бадахшане. Он несколько раз встречался с Чингисханом.

Наконец, 11 апреля Чань-Чунь отправился в обратный путь. На долгом пути один из его учеников по имени Ли Чицянь вел дневник и отмечал события, описывал местность и достопримечательности, а также записывал все слова учителя. В дневнике есть следущая запись: «18 числа девятого месяца (3 ноября) мы тронулись вдоль подножья гор на запад, после семи или восьми дней путешествия хребты гор неожиданно повернули на юг. Открылся город, весь выстроенный из красных камней, там виднелись следы древнего военного лагеря. К западу были большие могильные насыпи, которые [расположением] напоминали Доусинь (созвездие большой Медведицы). Проехав через каменный мост путешествуя 5 дней вдоль юго-западных гор, мы въехали в город Сайлань». Нет сомнений: это описание именно Акыртаса, что подтверждается двумя сохранившимися до сих пор топонимами – названиями могильника Жетытобе (семь бугров) и Сайлань (город Сайрам).

Первые археологические раскопки сооружения Акыртас проведены в 1996 г. международной казахско-французской экспедицией. Возглавляли экспедицию профессор Университета Сорбонны А. Нортхедж и директор Института археологии им. А.Х. Маргулана НАН РК, д.и.н. К.М. Байпаков. Затем, в 2004‑2009 гг. и в 2015 г. на территории комплекса проводились археологические исследования по президентской программе «Мәдени мұра» (Культурное наследие). В 2014 г. этот уникальный памятник был включен в список Всемирного культурного наследия ЮНЕСКО. Внимание же к Акыртасу проявили уже первые российские исследователи, путешественники, а затем краеведы, ученые СССР и Республики Казахстан. История изучения выдающегося памятника культурного и сакрального наследия насчитывает более 160 лет.

Первым, кто обратил внимание на него, был русский художник М.С. Знаменский, который в составе военной экспедиции генерала М.Г. Черняева в 1864 г. осмотрел развалины и сделал зарисовки панорамы Акыртаса и фрагментов его стен. В 1867 г. Акыртас обследовал известный ориенталист П.И. Лерх. Он описал памятник, сделал замеры отдельных блоков и привел сведения о развалинах, упоминаемые Чан-Чунем. Вначале исследователь считал Акыртас буддийским монастырем. Несколькими годами позже серьезные исследования провел здесь геолог Д.Л. Иванов, в статье которого об Акыртасе имеется подробное описание плана сооружения и каменоломни, откуда брались камни для строительства. Он же дал характеристику стеновых блоков и сделал зарисовки тех из них, которые были орнаментированы.

В 1890-е гг. Акыртас вновь привлекает к себе внимание. Так, в 1893 г. его посещает известный востоковед В.В. Бартольд. Он приводит легенду о памятнике, распространенную среди местного населения, и интерпретирует его как монастырь христиан-несторианцев. Такая гипотеза стала возможной благодаря рассказам некоторых очевидцев, якобы видевших каменный блок из Акыртаса с изображением рыбы – одним из символов христианства. Член Туркестанского кружка любителей археологии, начальник Аулиеатинского уезда В.А. Каллаур, исследуя Акыртас, обнаружил водопроводные трубы и каменные желоба и пришел к выводу, что вода подводилась к постройке из родников, расположенных в 4‑5 км выше – в горных ущельях.

Для отождествления Акыртаса с конкретным населенным пунктом В.А. Каллаур обратился к письменным источникам Ибн Хордадбеха и Кудамы. Именно они приводят в своих дорожниках наиболее подробный реестр городов на участке торгового пути от Тараза до Кулана. Это Нижний Барсхан в 3 фарсахах от Тараза, затем через 2 фарсаха Касри-бас (Касрибас), далее в 2 фарсахах КульШуб, затем в 4 фарсахах Джуль-Шуб, затем Кулан, до которого был путь длиной в 4 фарсаха. В.А. Каллаур отождествлял Акыртас с Касрибасом и считал его несторианской постройкой. В.В. Бартольд сопоставлял Касрибас с тюркской крепостью Качар-баши, дважды упоминаемой в Шахнаме, и помещал ее на месте Аулие-Ата (Тараза).

В советское время интерес к Акыртасу не пропадал, в частности, он оказался в поле зрения работ Семиреченской археологической экспедиции (1936‑1938 гг.), возглавляемой А.Н. Бернштамом. Считая Акыртаc несторианской постройкой, А.Н. Бернштам датировал его XII– XIV вв. В 1940, в 1945‑1946 гг. Акыртас исследовал Г.И. Пацевич, который в это время возглавлял Джамбулский археологический пункт. Он посвятил памятнику статью, в которой характеризует топографию Акыртаса, приводит описание помещений, двора, оснований колонн во дворе. Он же описывает карьеры, где ломали камни, пишет о водоснабжении. По мнению Г.И. Пацевича, Акыртас датируется временем до IX в. и, скорее всего, является постройкой христиан-несторианцев. Он также согласился с мнением о тождестве Акыртаса с Касрибасом, расположенным на трассе Великого Шелкового пути.

Затем Акыртас исследует экспедиция отдела архитектуры при Совете Министров КазССР. Материалы исследований были обобщены в статье архитектора Т.К. Басенова. Он отвергает попытки считать Акыртас буддийским либо несторианским монастырем и предполагает, что Акыртас – дворец-крепость, построенный в VIII‑IX вв. Л.Ю. Маньковская, проанализировав план постройки, пришла к выводу, что Акыртас представляет собой недостроенный караван-сарай с центральным двором и малыми дворами разного назначения. По ее мнению, он строился как торговый центр – перевалочный пункт на торговом пути. Исследователь датирует начало строительства не позже Х в. и присоединяется к мнению о тождестве Акыртаса и Касрибаса.

И, наконец, еще одна попытка объяснения назначения Акыртаса предпринята была немецким исследователем Б. Брентьесом. Он полагает, что Акыртас строился по приказу арабского полководца Кутейбы и называет дату начала строительства – 714‑715 гг., когда Кутейба ибн Муслим стал правителем Центральной Азии и перешел в оппозицию центральной власти халифата. Опасаясь за свою судьбу и своей семьи, он вызвал ее к себе. Семья добралась до Мерва, когда Кутейба был уже убит. Б. Брентьес отметил сходство архитектуры Акыртаса и ранних монументальных построек Халифата. По его заключению здания, подобные Акыртасу в Казахстане, в Средней Азии неизвестны, а его ближайшая аналогия — дворец Каср аль-Хайр аль-Шарки (Каср аль-Хайр восточный), сооруженный в 728‑729 гг., находится в 97 км к северо-востоку от Пальмиры. Характерный принцип планировки зданий – общий для обоих значительно отдаленных один от другого. Он состоит в том, что по сторонам внутреннего двора расположены отдельные «дома», в состав которых входят замкнутые группы помещений, объединенных внутренним двориком и особыми функциями. В омейядском дворце этих групп 12: по 4 на каждой стороне квадратного, слегка перекошенного плана, 7 «домов» – однотипные жилые комплексы с внутренними двориками, окруженными аркадами. Один «дом» состоит из хозяйственных помещений и складов, еще один — в юго-восточном углу — мечеть классического арабского типа, «дома» в остальных трёх углах — это разделенные пополам дворы. Этот же прием планировки лег в основу крупных дворцовых комплексов аббасидского времени — таких, как Охейдир (вторая половина VIII в.) и Каср аль-Джисс — здание, в котором исследователи не без основания видят подражание известному «дому правления» в Мерве. Огражденное стенами прямоугольное пространство во всех случаях заключает в себе замкнутые группы помещений с внутренними двориками, окружающими общий центральный двор (дворово-айванный центр в Охейдире). С мнением Б. Брентьеса солидарен авторитетный историк архитектуры С.Г. Хмельницкий. Следовательно, считают Б. Брентьес и С.Г. Хмельницкий, Акыртас был построен по западноисламскому образцу. Это подтверждается техникой каменной кладки, имеющей несомненное средиземноморское происхождение. Известно, что ранняя исламская архитектура времени Омейядов черпала свои формы и приемы главным образом из греко-римского наследия.

Этим определяется и время постройки – VIII в., время завоевания арабами Средней Азии и Казахстана. Кутейба ибн Муслим, назначенный в 704 г., был наместником Хорасана и Мавераннахра. Его походы были направлены на восток и северо-восток – на Фергану и Чач, ставший в 714 г. его резиденцией. Отсюда Кутейба двинулся на тюркские города Испиджаб и Тараз. В 715 г. Кутейба был убит по приказу халифа Сулеймана, который подозревал его в сепаратизме. Действительно, есть основания думать, что честолюбивый полководец стремился к независимости от Багдада, и с этой целью переносил свои резиденции на восток. Такой постройкой, не законченной из-за гибели Кутейбы, и было строительство Акыртаса, которое велось в 714‑715 гг. Здесь, в максимальной удаленности от Дамаска, он собирался править и отсюда, из стратегически удобного пункта, продолжать походы на восток. Если это так, пишет С.Г. Хмельницкий, Акыртас – древнейший сохранившийся образец исламской архитектуры в Казахстане и Средней Азии, свидетель ее исламизации. Этим, видимо, и объясняется сочетание в нем черт сирийско-иракской архитектуры.

Этот удивительный памятник древности представляет собой руины некоего строения, возведенного из огромных темно-красных каменных блоков, каждый из которых весит до 10 тонн.
Их стыковка даже в наше время представляет довольно непростую инженерную задачу.
Как это удалось сделать древним строителям – остается загадкой.
К слову, блоки Акыртаса крупнее блоков египетских пирамид, а его площадь, составляющая около четырех гектаров, превосходит площадь, занимаемую основанием пирамиды Хеопса, самой грандиозной из гробниц египетских фараонов.

Среди местных жителей до сих пор распространены легенды о том, что над городищем время от времени появляются летающие тарелки. И различные исследователи-уфологи не раз приезжали туда, чтобы проверить версию об инопланетном вмешательстве в строительство сооружения, однако ни подтвердить ее, ни опровергнуть так и не удалось.


Но самое главное, этот дворцовый комплекс оказывает определенное воздействие на людей, оказавшихся на его территории.
Причем на каждого индивидуально. У одних обостряются зрение и слух, другие впадают в состояние транса, третьи испытывают сильный физический подъем. А некоторые, наоборот, ощущают тошноту и головокружение, начинают бредить наяву, им кажется, что под ногами у них дрожит земля. При этом от соприкосновения с камнями Акыртаса многие посетители комплекса начинают чувствовать жар в руках и ногах, а некоторые перестают ощущать усталость и тревогу.

Местные жители приписывают этому сооружению и другие магические свойства, объясняя их проявлением высших сил. Ученые же предполагают, что городище построено на месте тектонического разлома с огромными многоярусными пустотами в земной коре, и такое влияние на людей оказывают сложные процессы, происходящие в недрах.

Какова ваша реакция?

like
1
dislike
0
love
0
funny
0
angry
0
sad
0
wow
1